ИНТЕРВЬЮ МИХАИЛА МАЦЁХИ

ИНТЕРВЬЮ МИХАИЛА МАЦЁХИ

Language / Язык: ENG RUS 

    Расскажите, как Вы стали тренером?

    Я закончил Киевский институт физкультуры и занимался многими видами спорта. Например, в армии – борьбой, боксом, тяжелой атлетикой, даже метал молот, когда был юношей. Мои лучшие результаты в тяжелой атлетике были: жим – 137,5 кг; рывок – 115 кг и толчок – 150 кг в весовой категории 75 кг. После армии я некоторое время поработал на заводе. С 1970 года начал работать тренером по тяжелой атлетике и работаю им по сегодняшний день уже почти 50 лет. 

    Как в те времена выглядела работа тренера?

    Когда я начинал работать тренером, у нас в городе не было нормального зала по тяжелой атлетике: это было помещение 10х10 метров, без воды и отопления, а зимой рядом с каждым помостом стояла маленькая печка. Я приходил за 2 часа до тренировки, чтобы их растопить и прогреть помещение. Штанги были ржавые, диски металлические – так и тренировались. В те годы было сложно набирать юных ребят на тяжелую атлетику: в основном начинали тренироваться после службы в армии. На сегодня это немыслимо, тогда было обычное дело. Бывало так, что 60-80 человек приходили тренироваться. Я их тестировал и выделял более талантливых, но оставлял тренироваться всех – я не мог обидеть и выгнать атлета, если он хотел тренироваться. Я часто давал высокоскоростные упражнения, смотрел на команду и мне удавалось понять у кого есть перспектива. Отбор сильнейших происходил со временем сам собой.

    Что такое талант в тяжелой атлетике?

    Мы постоянно ищем талантливых атлетов. Для меня самые важные качества – подвижность и скорость. Когда я «смотрю» новичка, я даю палочку, прошу выполнить скоростной элемент без подготовки и объяснения – ​​и смотрю, как он справится. Разумеется, у большинства получается коряво – это нормально. Для меня важно увидеть общую картину. Аналогично с гибкостью и подвижностью, а если еще и физически сильный, то это уже супер.

    За всю жизнь Вы видели много разных спортсменов. А помните день, где и когда Вы встретили Тимура Таймазова? Когда началась эта история?

    Впервые Тимура я увидел на соревнованиях. Тогда он поднял в категории 90 кг: 107,5 кг в рывке и 127,5 кг в толчке. Он не впечатлил меня своим результатом, но мне понравилась его скорость и то, как он выступал. Я подошел к нему и пригласил тренироваться к себе. Где-то через месяцев семь были соревнования в Запорожье.

Я говорю: «Сколько будем начинать?»

Тимур: «Рывок – 145 кг, толчок – 175 кг».

Я с удивлением: «Но ты не рвал 145 кг никогда!»

Он говорит: «Ничего, я уверен в себе!».

Тогда я думаю: «Ну ладно, проверю, боец ты или не боец!»

Он заказал 145 кг. Первый раз не рвет, второй раз не рвет... третий раз порвал. Я думаю «значит боец»! 

    Мне нравилось его отношение к тренировкам, и он действительно быстро прогрессировал в результате. Через год он выиграл Чемпионат СССР среди юниоров (170/210) и нас пригласил сам Василий Алексеев в сборную СССР. Для меня это был фантастический опыт работать рядом и учиться у такого тренера. На тот момент появился шанс попасть в олимпийскую команду (Барселона, 1992), но нужно было показать хороший результат на отборочных соревнованиях. Тогда у нас тоже была «проверка боем»: на разминке Тимур не толкнул 200 кг, но потом вышел на помост и толкнул 225 кг. Вот тогда я в него окончательно поверил. А в Барселоне он сделал в рывке 185 кг и толкнул 217,5 кг, и выиграл свою первую олимпийскую медаль – серебряную. С Тимуром было много историй: о каждой подготовке можно книгу писать.

    А как так было у Тимура, что он практически никогда на тренировках много не поднимал, а поднимал на соревнованиях?

    Дима Чумак так же... Мы перед Чемпионатом Европы 2019 готовились в Грузии. Он фактически 190 толкал и 170 раз рвал, а начинали около 173 кг в рывке и 210 кг в толчке.

    Для этого нужно наработать качественную базу?

    Я считаю, что необходимо сделать хорошую работу в подготовительном периоде на 70-85 %.

    Понимание такой методики тренировки пришло или было всегда?

    Нет. Я многому научился за годы работы с разными спортсменами. Я все время писал планы, сам что-то придумывал. Важно, чтобы все звенья атлета были сильные и подготовленные – тогда будет результат. Этому научила сборная СССР. И Тимур Таймазов был для меня как погода: то смеется, то плачет, то кричит.

    Нестабильный был?

    Да. Он долго не мог научиться на грудь брать. Рвал уже где-то 160, 170 кг, а 200 кг не мог толкнуть. На очередной тренировке опять не получается подъем на грудь и начинает на меня кричать: «Что такое?» Доходило до того, что я ему говорил: «Ну, если не веришь мне – поработай с другим тренером». Он выплачется, выкричится, потом мы садимся и начинаем анализировать и подбирать упражнения. Так и шли к победам.

     Все говорят, что надо сделать ноги сильные. Насколько надо развивать силу ног, до бесконечности?

     С Таймазовым я всегда планировал приседания в диапазоне 230-250 кг. Однажды Тимур перед олимпиадой в Атланте спросил меня: «Можно я попробую присесть до упора?». Мы поставили 280 кг. И он восемь раз присел. Тогда он брал на грудь 250 кг и был готов толкать 245 кг. То есть запас был сумасшедшим, но ноги я никогда не перегружаю большим количеством повторов и подходов. И считаю неправильным перед рывком или толчком делать приседания. Если мышцы ног хорошо реагируют на нагрузку, то я даю схему приседаний на плечах 3-1: один подходит на 3, следующий на 1 и так до максимума. Дима Чумак по такой схеме приседал до 300 кг. Когда в программе толчок, то я давал приседания со штангой на плечах, а когда рывок упражнения – то на груди. Мне кажется, что самым сильным физически из всех моих учеников есть и останется Денис Готфрид. У него предела силы не было вообще, он приседал 300 кг на груди на 3 раза. 

    А как строить в тренировку в тягах? Толчковая и рывковая тяга - это разные упражнения? По-разному их программируете?

    Конечно. Я смотрю, в каком состоянии спортсмен. Например, Тимуру я давал толчковую тягу в диапазоне 240-260 кг.

    С помоста, с ребра?

    И с помоста, и с ребра. А вот с плинтов я отбросил уже лет 30 назад. Не считаю этот метод эффективным. Есть такие атлеты, что с плинтов рвут до бесконечности, а с помоста не могут.

    Есть мнение о том, что рывковая тяга всегда должна быть легкая и скоростная. Что Вы считаете по этому поводу?

    Я часто даю атлетам высокую рывковую тягу с весом 60-80%, чтобы атлет раскрылся. В подготовительный период очень хороший результат дает медленная тяга (по 10-20 секунд, 80-105%) – это очень тяжелое упражнение. Но тяжелые тяги я ставлю в программу редко.

    На носках или на полной стопе?

    На полной стопе. Я по-научному это не могу правильно объяснить: на самые носки выходить не надо, но за счет мощного подрыва в тяге может отрываться пятка.  

    У Вас уникальный опыт работы с элитными спортсменами. Вы их воспитали и научили. А чему они научили Вас?

    Они меня заставляли думать. Я не мог без плана прийти на тренировку. Я рассказывал, почему я так делаю, или так. И они слушали это и делали. Мне очень нравился Алексей Торохтий. Немного о нем расскажу. Мы начали работать за 2 года до Олимпийских Игр в Лондоне. Алексей предложил планировать тренировочную программу самостоятельно, я согласился, но всегда ее просматривал и корректировал при необходимости. Я сразу заметил то, какой он настойчивый. И я понял, что с этой настойчивостью он сможет стать Олимпийским чемпионом.  

    А Пелешенко?

    Пелешенко был очень способный парень и спортсмен. Очень способный физически и психологически. Когда мы с ним готовились на олимпийские игры в Рио, он 220 кг толкал и 180 рвал по 2 раза. 

    Мне кажется, он мог бы стать 3-кратным Олимпийским чемпионом. Всем моим спортсменам всегда очень помогал спортивный клуб «Эпицентр» и семья Герег – Александр и Галина. Я считаю, что эти люди сделали очень много для развития тяжелой атлетики в Украине. Большое спасибо им за это!

    Ваши советы спортсменам, чтобы быть успешным в тяжелой атлетике. На что обратить внимание? Кого слушать, что делать?

    Во-первых, нужно слушать тренера. Режим дня, тренировок и питания – это самое главное. Если спортсмен будет способным, но в голове будет «как пойти погулять да выпить» – ничего выдающегося не получится. Да, у меня были и такие ребята. Я все надеялся может изменятся и исправятся… но нет. Дисциплина – это главное!

     Ваши установки для тренеров, ведь у Вас очень большой тренерский опыт.

     Тренерам важно быть НЕ теоретиками, а практиками. Нужно учиться разговаривать на одном языке со спортсменами, уметь объяснить и показать, как правильно и как неправильно и почему. Но одних слов мало, важно еще подобрать упражнения, которые помогут убрать ошибку.

     Это Вы говорите о тренировках каждый день. А как научиться тренировать на перспективу?

     Вот это я уже не знаю. И новичков тренировал, и топ-атлетов, и все равно не знаю. Нет рецепта.

     50 лет работаете тренером до сих пор не знаете? И продолжаете учиться?

     И продолжаю учиться! Потому что вижу в каждом спортсмене что-то новое... то, что в книгах не написано.


Leave a comment

Related Posts