Интервью с тренером сборной Узбекистана  Ержасом Болтаевым

Интервью с тренером сборной Узбекистана Ержасом Болтаевым

Language / Язык: ENG RUS 

    А.Т. Расскажите о себе и как Вы попали в тяжелую атлетику?

    Э.Б. Я занимался тяжелой атлетикой, был спортсменом национального уровня Казахстана (мастер спорта). Рано начал тренировать (2003-2004), так как мне это очень нравилось. 


    А.Т. Что послужило переходу от спортсмена в тренера? 

    Э.Б. Семейная жизнь и возраст. Я занимался, в общем всем, где было железо. Но тяжелая атлетика увлекает как-то по-другому. Мне интересно, когда звезды тяжелой атлетики отзываются о том, что они чувствуют в момент подъема штанги, как они относятся к тяжелой атлетике. 

    На самом деле моя тренерская работа началась с тренажерного зала и фитнеса. Во время учебы в Республиканском колледже спорта и Академии спорта мне нравились спецпредметы: физиология, анатомия. 

    Позже мой тренер предложил мне работу тренера по тяжелой атлетике. Супруга меня поддержала, так как она знает, как я люблю это дело. Так все и закрутилось. Фитнес-деятельность отошла на второй план, хоть я и продолжал работать со своими клиентами. 

   Через год меня назначили старшим тренером в этом колледже. Я перестроил систему тренировок, и это дало колоссальный эффект - ребята начали хорошо поднимать. Мы начали выигрывать всех в городе. Кандидаты в сборную начали появляться. Был азарт и желание. 

   А.Т. В каком году в сборную попали?

   Э.Б. На сборы мы начали ездить с 2011-го, но официально стал тренером сборной в 2014-м году. С 2011-го начал работать с Ильей Ильиным. С начала 2019 меня пригласили тренером-консультантом в сборную Узбекистана.

     А.Т. Как это быть тренером Ильина, человека-легенды? Я его помню с 2005-2006 года, когда мы приезжали еще на юниорские соревнования, и он тогда уже толкал под 220. 

   Э.Б. Мне часто задают вопросы про Илью. Я с ним проработал практически шесть лет. Очень доволен этой работой. Рад, что появилась возможность поработать с ребятами такого уровня. Это подстегивает к развитию тренера. 

   Когда вспоминаю, это ведь такая ответственность была, с одной стороны. С другой, очень много задач, и это заставляет тебя каждый день над собой работать, ежеминутно. Стоит где-то чуть-чуть отставать и это отражается на результате, на отношении твоем со спортсменом. Илья - величайший спортсмен этого периода. Это легенда. Первый чемпионат под моим руководством был в Париже в 2011 году. Вы тоже там выступали, и я на выступлении был.

   Тогда я помню, без никаких сборов, втроем готовились на Чемпионат мира. Приехали на Чемпионат Казахстана, выступили, показали хороший результат. Через преграды дошли до Чемпионата мира, Илья выиграл по весу у Иванова Артема, представителя из Украины, очень сильного спортсмена. Я ожидал борьбу с Ивановым Александром из России, но борьба завязалась с Артемом. Очень сильный на тот момент спортсмен был. Заруба была хорошая, но у нас был третий подход, и мы от него отказались. Все говорят: “Одинаково подняли. На следующий старт он вас выиграет.” Но у нас был еще подход.

    А.Т. В одном из интервью была информация, что Ильин на определенном этапе добавил в тренировку плавание и начали сокращать время отдыха между подходами на большие веса. 

   Э.Б. Когда мы начали работать, разложили всю подготовку, все, что касается технической части, и всех остальных составляющих подготовки и в плане развития общей физической подготовки, функциональных качеств спортсмена мы выбрали плавание, потому что штангисту бегать не всегда хорошо и полезно. Плавание идеально подходило, но, к сожалению, я не умел хорошо плавать. Первое, что мы сделали - привлекли специалистов. Я сторонник того, что всегда надо прибегать к услугам специалистов. Самое главное - инструктор научил его дышать в воде. Мы начали с 200 метров. Я помню, 200 метров для него были катастрофой. Довели до 2 км без остановки. В течении 40 минут он плавал. Мог и дальше плыть, если его не останавливать.
    Насчет сокращения периода отдыха между подходами. Когда завязывается борьба между двумя сильными атлетами, их остается обычно двое или трое, то одного за другим вызывают. Всего две минуты на восстановление, а реально полторы минуты. Две минуты и огромные веса, колоссальное напряжение. Не дай бог ещё кислорода не хватает, если это Таиланд, где духота. Ты должен быть так натренирован для одного подхода. Я часто замечал за спортсменами, что у них бывает колоссальная одышка между подходами. Это неправильно, надо что-то делать. Один из выходов было плаванье. Приоритетная задача была заложить общую выносливость. Дальше специальная силовая выносливость. Мы начали с плаванья и использовали его до конца. К примеру, в январе-феврале в большем объеме, два-три раза в неделю, потом два раза в неделю, потом один раз в неделю. Позже мы плавали уже для других целей - для расслабления. Когда мы выходили на килограммы, начали работать таким образом: во время тренировки использовали секундомер, тот же хронометраж. Это очень просто, логично, я думаю, что многие специалисты так делают. Все проходки мы старались делать на секундомере. Рекомендация тренерам-коллегам - это делать. У нас есть лимит по времени, есть борьба, есть большие килограммы. На маленьких килограммах смысла нет. К примеру, даешь спортсмену полторы минуты, он подходит вырвал 180, даешь ему, даешь полторы минуты, он подходит на 190. Или даешь ему семь минут. Бывает борьба, когда тебе приходится остывать, делай, что хочешь, но подойдешь через семь минут, например, или через десять.

     А.Т. В сборной мы тоже хронометраж использовали. Еще было такое: вышел на первый соревновательный подход 180 кг и откатился на 120 кг, пару подходов на 120, опять вышел на 185, как бы второй подход, потом опять вниз, то есть такие моменты, которые закаляют психическую готовность, не физическую, а психическую. Что еще для борьбы использовали?

    Э.Б. Очень интересный вопрос. Многие знают болгарскую систему подготовки. Илья очень любит эту систему. Такой подход я называю атаками. На тренировке делаешь минимум три атаки на предельные результаты, плюс-минус 5-10 кг. Спускаешься, поднимаешься. Это соревновательный метод подготовки, кто-то называет его болгарской системой, кто-то турецкой. Атлет должен быть готов на соревнованиях к таким спускам и подъемам. Это нужно делать на тренировке. Все контрольные тренировки должны проходить в таком режиме. Не просто прошелся 190 вырвал, отдыхал сколько хотел, никакого стресса, все тебя поддерживали, никакого мандража, лямочки одел, раз поднял 190, и надеешься готов порвать. Но возьми боевые условия и приходиться эти килограммы, минимум 5, убирать, иногда и 10 в некоторых случаях.


    А.Т. Как должны выглядеть последние две-три тренировки перед соревнованием? Какой алгоритм вы выбирали ТОГДА и почему такой? Спрашиваю ТОГДА, потому что многие тренеры со временем могут менять свое видение. 

    Э.Б. Оно разное, вы правы. Именно эти последние дни, если взять конкретно Илью, очень индивидуальны. Он всегда хотел поднимать большие килограммы. Но тут разные варианты: кто-то нагрузку резко сбавляет, кто-то до конца идет, как иранцы накануне поднимает мировые рекорды, или как китайцы накануне поднимают в приседе колоссальные веса. У каждого разный подход. 

    Но все-таки более эффективным, на мой взгляд, является использование просто классических упражнений в разных соотношениях, в разных килограммах, в зависимости от собственного веса, сколько у тебя дней осталось, и прочее.

    Второй пример: если Зайчика взять, он просил меня всегда чуть больше, и всегда ему добавляли. Прямо перед Хьюстоном, когда он стал Чемпионом мира, когда два дня осталось, мы 180/220 поднимали, и это вызывало удивление. Илья тоже так хотел, но ему это не подходит, так как мы всегда практически гоняли вес. Я видел некоторых спортсменов, например, Артем Иванов, пришел на тренировку за три дня, 40 кг порвал, 40 кг потолкал. Видите, разный подход - и выступил хорошо. Выступление в Париже у него было, насколько я помню. 407 кг были его лучшими килограммами на тот момент. 

    А.Т. Я знаю, что вы не любите проценты. Но можете дать рекомендации накануне выступления для ориентира? 

    Э.Б. Если в последний день сидишь в сауне, то конечно, да, 50 %. В среднем - 70 % в последний день, и только толчок и рывок, и только по 1 разу, никаких приседаний тяг, хорошая разминка, порвали без лямок, толкнули три подхода и достаточно.

    А.Т. Мы уже затронули тему процентов, вы говорите, что в любом случае от килограммов отталкиваетесь. Почему? 

    Э.Б. Я считаю, что килограммы дают более полную картину состояния на сегодня, потому что процента всегда берут от максимума. А когда этот максимум был поднят и готов ли он к этому максимуму сегодня? Я считаю, что сегодняшнее состояние важнее, и оценить его в килограммах немного легче, чем в процентах. Всегда спортсмены, с кем я работаю, знают, что в плане я стараюсь указывать нижний предел или желательный уровень, который дает сохранение тренированности, где-то небольшой прирост.

   А.Т. То есть они уже сами решают, как далеко они могут зайти?

   Э.Б. Да, они смотрят свое состояние. Сегодня запланировали с атлетом 180, 5 подходов по 2. Он это делает и чувствует, что может больше. 2-3 подхода и ставим 185 кг или чуть больше. К этому потихоньку тренер подводит спортсмена, аккуратно, поэтапно. Это наслаивается и в итоге дает очень хороший результат. 

    А.Т. Есть какие-то критерии, по которым вы определяете достаточно ли было нагрузки в тягах, приседаниях?

   Э.Б. Нас учили в Академии спорта, в колледже всегда считать Тоннаж и другие показатели. На мой взгляд, это мало эффективно. Кто-то поднял 10 тонн за тренировку, а кто-то 15 - значит, он сильнее? Средний вес еще более объективный показатель! Если уровень среднего веса потихоньку растет, это приводит к улучшению результата. В любом случае, что касается анализа, раньше я постоянно старался считать, какой объем работы мы выполнили. 

    Теперь считаю так: хочу, чтобы атлет вырвал 190 кг на соревнованиях - считаю сколько атак сделал в рывке на 190 кг, сколько таких тренировок. У меня должно было быть 5 минимум атак. К примеру, в этой подготовке я должен на 190 сделать минимум 5 таких тренировок в трех атаках. Чтобы вес пробить, я должен постоянно поднимать в разных вариантах.

   А.Т. Из практики, на какой период разбрасываются атаки? 

   Э.Б. Ранее мы использовали болгарскую систему подготовки. Атаки выполняли три раза в неделю: понедельник, среда, пятница. В шаг толчке 10 кг, в рывке - 5 кг. За две недели до соревнований выходили на рекордные килограммы. Но уже тогда мы начали отказываться от этого формата работы. 

    Помню, что Илья на этом зацикливался. Если нужно 195 кг вырвать, он должен был 195 кг без лямок рвать несколько раз, в нескольких атаках и более. 

    Очень важный момент: проработка сценария соревнований проработать на тренировке, варианты шагов. Это должно быть опробовано. Пусть эти мелкие килограммы, пусть это 187, 188, это пустяки, но надо их на тренировке пройти. На тренировке мы любим шаг в 5,10, 20 кг. Мелкие килограммы в тех же атаках, я называю репетицией соревнований. У меня рабочая цифра: 5 репетиций должно быть соревнований. На это у меня обычно уходит около трех месяцев подготовки. Казалось бы, 5 репетиций можно было за три недели сделать, но нет, не получалось. Примерно три месяца, 5 репетиций соревновательных килограммов, один за другим, на секундомере. 

    Как произошло, что вас пригласили в сборную Узбекистана? 

    На определенном этапе я почувствовал, что надо обстановку поменять, даже для своего роста. В Узбекистане очень хорошее внимание к виду спорта. Тяжелая атлетика входит в топ-3, это наряду с боксом, дзюдо, видами борьбы. В любом случае ты здесь работаешь по контракту, тебе оплачивают за результат. Я человек религиозного склада, и понимаю, что новое от всевышнего такой посыл, давай развивайся. Первое время было не по себе, особенно когда я надел форму Узбекистана. 

   В конце 2018-го, в декабре я приехал в Узбекистан. Мы сели с руководством Федерации, переговорили, обсудили. Условия на тот момент меня устроили.

   А.Т. Можете рассказать о дисциплине и традиции гимна в команде?

   Э.Б. При встрече с руководством Федерации в декабре 2018-го мне было озвучено требование номер один - не результат, а дисциплина. С первого я сказал: “Уважаемые атлеты, я люблю работать при полном доверии”. 

   Доверять в режиме дня и процессе питания. Не знаю, если в других командах принято такое, телефоны забирать у спортсменов. У нас это присутствует. 

    Конечно им это не очень комфортно, но режим есть режим. Эти требования, что касается дисциплины, мы проговаривали: опаздывать нельзя на завтрак, на обед, на ужин, на тренировку. Были несколько случаев: человек опоздал на тренировку на чуть-чуть, но двери закрыты, к сожалению. 

   Что касается гимна, я предложил главному тренеру, что в воспитательном плане, патриотическом, не помешало бы раз в неделю командой спеть гимн. Вспомнить откуда мы, благодаря какой стране. 

    А.Т. Неожиданный вопрос, что я могу сделать такого, чтобы у меня на неделю забрали телефон?

   Э.Б. Есть такой момент отвлеченности: спортсмен на тренировке или не на тренировке. Он не может собраться. Начинаешь потихоньку вникать и понимаешь, это проблема. Начинаешь выяснять, спрашивать, они немного скрытные, смотришь, наверно телефон мешает. Забираешь телефон - и проблема решается)))

    А.Т. А если я выпью и приду на тренировку?

   Э.Б. Вас в сборной просто не будет. Сразу скажу, для меня, кто курит, пьет - это не сборная. Сразу без предупреждения. Дверь сборной закрывается навсегда. Ты Олимпийский чемпион или чемпион мира - разницы нет. Дверь закрывается. 

    А.Т. Позвольте поговорить о работе с Русланом Нурудиновым? Можно ли его сравнивать с Ильей? 

   Э.Б. Оба величайшие спортсмены, одаренные, не полностью раскрывшиеся. Раньше я Руслана изучал как соперника Ильи. Всегда смотрел все соревнования, его технику, его плюсы и минусы, исходя из его плюсов и минусов я строил подготовку Ильи. Это тоже важно, потому что они встретились в 2014 году. Очень сильно встретились. 

   А.Т. Вы тогда понимали, что будете тренировать Руслана?

   Э.Б. Нет, даже не знал. В 2014-м они с Ильей встретились на Чемпионате мира. Руслан был фаворитом в этой категории. Нам все наше руководство говорило, что мы проиграем. Нас дома никто недооценивал, даже разрешили не выступать. Я сказал, дома не выступить - народ не простит. Его так любят в Казахстане, сильно любят и до сих пор любят. 

   Если сравнивать двоих, у каждого есть преимущество, есть минусы и плюсы. Меня удивил интеллект Руслана. Илья тоже очень интеллектуальная личность, но у него направление знания другое. 

   Руслан хорошо разбирается в биомеханике, физиологии, анатомию хорошо знает, быстро понимает, схватывает. В этом плане с ним очень хорошо работать. 

    Илья должен видеть план, четкие цифры. Он всегда в своей гостинице вывешивал план. Это занимало полстены. Он должен видеть, когда сколько он должен поднимать. 

    Руслан другой. Если отдельно сравнивать ноги, оба сильные, конечно, Илья уступает по спине, вверх тоже был слабый, но есть и что-то общее. Илья немного в облаках, а Руслан более приземленный. Не знаю плюс это или минус, но Руслан готов проиграть, чтобы потом выиграть. Для Ильи проигрыш - это катастрофа. 

    А.Т. Над чем сейчас с Русланом работаете? Есть ли 1-2 момента, которые взяли в работу?

    Э.Б. Учитывая все факторы, мы взвесили, подумали и я порекомендовал тренировку начать со слабых мест, их хватает: прооперированы оба колена, проблемы с грыжами. Одну тренировку начинаем с подготовки колен, другую со спины. Комплекс упражнений, обычно делаем три-четыре упражнения три-четыре круга. Это занимает около 30-40 минут тренировочного процесса, потом только начинаем основную нагрузку.

    Вот его основное отличие от подготовки других спортсменов. Организм нужно приготовить. Травмы, если они были ранее, имеют свойство повторяться позже. Очень большой спектр работы с резинками, со свободными весами, на подставках и прочим. 

   Что касается технической части. Я хочу поменять технику, я бы поменял старт, я бы поменял съём. Ну например, расположение колен, расположение штанги. 

    А.Т. Технический вопрос: как мы можем расположить штангу ближе к себе?

    Э.Б. В зависимости от его анатомических данных. Один из вариантов - поднять таз на старте и развести колени. Но что за этим следует? Надо укрепить те мышцы, которые будут в этом углу работать. 

    А.Т. Какой у него сейчас потенциал? 

    Э.Б. Первые килограммы, которые стоят перед нами на чемпионате Азии, этот сезон, первое полугодие 2021 года - это цифры 190-230 кг. 420 кг - это хорошая сумма, но потенциал у него есть чуть больше. Да, те же 240 кг они возможны. Единственный фактор, который работает не на нас - это время. Я пока еще до конца Руслана не изучил, его резервы.

    А.Т. Что в техническом плане вы для себя открыли за последние 10 лет? 

    Э.Б. Да, взгляды на технику менялись. В Академии спорта нас обучали советской методике, методике углов. Это хороший подрыв, высота, движение, скорость, постоянная работа над техникой. Сейчас очень много специалистов, сторонников того, что техническая часть менее важна. Говорят, больше надо уделять физической части. Как у меня лично менялось видение на технику и что на это повлияло. Я очень заинтересовался китайской школой. В конце 19-го года благодаря договоренности между федерациями, нам удалось 10 дней побыть на сборах в Китае. Я не знаю ни одну сборную, которая работала со сборной Китая. Колоссальный подход. Уровня такого нет нигде, ни в Европе, ни в Америке, что касается техники. 

   И вот ключевое слово, которое мне понравилось, которое меня зацепило, они говорили: мы поменяем представление людей о движении штанги, мы говорим о технике. Вы знаете, китайская техника - это хороший замах назад, это рывок без прыжка, без отрыва стоп. Но они красиво рвут, хорошо рвут. Пусть это не всем подходит, но представление действительно меняется. Смазанный подрыв, иногда подрыва вообще нет, для нас это вообще шок. Затянул и упал. Казалось бы, что за ерунда. Но на самом деле, есть чему поучится. 

    А.Т. Так что вы для себя взяли?

    Э.Б. Для коррекции рывка, на мой взгляд, лучшее упражнение - это рывок без разброса ног. Это идеальное упражнение для коррекции техники. Ты ни вперед ни назад не прыгнешь. Скорость не сможешь бешено приложить.

    А еще мне нравится, как продвигает тяжелую атлетику Дмитрий Клоков, Андрей Арямнов. Молодцы ребята. Это отличный вклад в развитие тяжелой атлетики, ее популизации. Я всегда наблюдаю за теми же рывкачами Дмитрия, он молодец. Очень мало специалистов, тренеров, которые открыто в том же Ютубе или других соцсетях говорят о тренировках. А когда это говорят экстра-класса спортсмены и говорят по делу, это очень помогает.

    Науку сейчас нужно подключать во все сферы подготовки, без этого никак. Если совместить науку и тот опыт, который накоплен в России, Украине, Казахстане, тот опыт работы со спортсменами высокого уровня, это совместить, это даст новое развитие. В толчке мы далеко не ушли: 256 в 70-х гг. Василий Алексеев толкал. 

    Во время пандемии я помню, у меня 15 дней была изоляция. Я приехал в Ташкент. Меня поселили в гостиницу, одного в одном номере - вынужденная изоляция. Я такой сел, что делать 15 дней? Первое, что я попросил - это учебники по физиологии спорта. 3-4 учебника я сел пролистал. Для себя много чего нового открыл. Вот оказывается, чего не хватает нам. Надо копать, смотреть, дальше в мышцу уходить, в психологию уходить, смотреть, что происходит, какие процессы происходят, как процесс восстановления, как формирование этой мышцы, что влияет на развитие силовых качеств, что влияет на развитие мышечной ткани, за счет чего она гипертрофируется и т.д. Пока не знаешь, работаешь на ощупь.


Leave a comment

Please note, comments must be approved before they are published